Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

После семи поздно: когда родителям готовиться к переходному возрасту

09.08.2017, 1:15      Новости Владикавказа

Из детского сада ваш ребенок благополучно перешел в школу, вы, наконец, выдохнули и занялись своими делами. На самом деле у родителей не так много времени передохнуть до начала пубертата, считает психолог Екатерина Бурмистрова. Если честно, его совсем нет.

Когда нужно готовиться к пубертату

Чтобы не попасться ни в одну ловушку в отношениях с подростком, объехать все ямы, начинать нужно заранее, то есть «готовить сани летом». Для того, чтобы легко прожить пубертат, стоит почитывать о нем, повышать свою грамотность, прорабатывать свою биографию. Задуматься стоит с того момента, как ребенок выйдет из состояния младенчества и войдет в состояние отрочества (по-церковному получается, что ребенок до семи лет – младенец, а с семи лет – отрок). Он еще совершенно не подросток, еще полное дитя, пока ничего особого не происходит, только зубы начинают меняться, но, по сути, это ровно тот возраст, когда нужно готовиться к пубертату, чтобы прожить его с подростком спокойно, гармонично и интересно.

Эта мысль в нашем русскоязычном пространстве не популяризирована, потому что подростковый возраст сильно помолодел, он действительно сейчас начинается не в 12-13 лет, а в 10-11, а иногда и в девять лет. Родители почему-то живут совершенно расслабленно, думая, что подростки – это очень страшно, но это не про них, что у них еще много времени.

Когда ребенку исполняется семь и он идет в школу, то это самое время. Почему? Потому что многие вещи, которые мы делаем в воспитании и в отношениях, – лонгитюдные, продолженные. Вот пошел ребенок в школу, и мы перестраиваем отношения, мы думаем: должен ли он что-то делать по дому, ведь у него теперь уроки, а еще музыкалка и бассейн.

А ведь мы решаем стратегический вопрос, который выстрелит не в семь, не в восемь лет, а в 12, 13 или 16. Мне кажется, что родители ответили бы на него другим образом, если бы почитали подростковые форумы, литературу по подросткам и поняли, что если ребенку в семь лет не вручить какую-то обязанность, в 14 лет ее уже не вручить без труда точно. Что к 14-15 годам прорастают семена, посаженные в семь-восемь лет.

Важен вопрос отношения ребенка к родителям. Он идет в школу, и у него в первый раз появляются другие авторитеты кроме родителей. И это прекрасная репетиция, потому что именно в семь лет голос условной Марьиванны, учительницы, становится гораздо более весомым, чем голос родителей.

Репетируйте, потому что в 13-14 лет ваш голос станет даже не совещательным, а решающим станет голос уже не Марьивановны, а группы сверстников, музыкального лидера, киноактера, героя книги, возможно, какого-то религиозного лидера. И это столкновение с тем, что ребенок слушает и слышит кого-то кроме вас, – прекрасная репетиция для того, чтобы отточить свои реакции.

Фото: Jared / Flickr

Ребенка лучше поменьше оставлять одного

Предпубертат – это последние два года перед физическим созреванием, примерно восемь-девять лет, если сделать поправку на нынешнее взросление детей, которое все более и более раннее и у девочек, и у мальчиков, и может быть очень быстрым. По сути, это тот период, когда ребенок еще очень-очень сильно привязан к родителям, очень-очень сильно на них настроен, но в то же время обычно родители этот период упускают, потому что ребенок в этом возрасте очень удобный: он самостоятельный, его можно оставить дома одного, если никто особенно про это не знает. Он уже может читать, заниматься сам, он не требует постоянного внимания, как дошкольник. Это тот возраст, когда родители выдыхают и говорят: «Фу-у-уф, ну все, ребенок подрос».

В этот момент родители начинают заниматься тем, чем они не могли заняться раньше – уходят в работу или самореализацию. Но это именно тот период, когда можно очень много сделать для того, чтобы у родителей и ребенка были общие впечатления, общие события, общие интересы, которые, возможно, очень пригодятся для проживания сложных моментов и, собственно, подросткового возраста.

Это тот возраст, когда удобного ребенка лучше поменьше оставлять одного. Очень часто именно в этом возрасте ему нанимают няню или репетитора: ребенок приходит из школы и проводит время с другим взрослым, а мама приходит и только номинально соприкасается с ним. В семьях, где оба родителя работают, период соприкосновения со школьником может быть очень-очень маленький.

Очень важно родителям ребенка предпубертатного возраста в своем ежедневнике выделять время на общение с ним не по поводу школы, уроков и домашних обязанностей, не по поводу того, что он не сделал или сделал, а по поводу просто человеческого общения, которое ни про что и про все сразу. Почему важно найти время на хорошее кино

Очень важно в предподростковый период выделять время для совместного просмотра кино. Это уже не детские фильмы, не сказки Александра Роу и не хорошие мультфильмы, но это еще не совсем взрослое кино. И это надо делать, пока ребенок еще готов смотреть с вами фильмы, ведь это очень быстро кончится, в какой-то момент он скажет: «Ты что, мама? Посмотри свое кино, а я сам посмотрю». Это будет в 12-13 лет, может быть, даже в 11.

Хорошо бы найти время, чтобы посмотреть с ребенком действительно хорошее, качественное кино: какие-то старые фильмы, классические комедии, фильмы про отношения, что-то полувзрослое, что ребенка очень привлечет. Ребенок в 8-10 лет еще абсолютно открыт, как правило, родители еще фильтруют его видеоконтент и дозируют экранное время, для него это будет подарок и событие. Это тот возраст, когда у ребенка можно сформировать хороший киновкус.

Мне очень нравится смотреть со своими детьми предподросткового возраста сериал «Дживс и Вустер», например. Или типа «Место встречи изменить нельзя» – это уже считается историческим фильмом, и ребенок не посмотрел бы этот сериал без ремарок. В этом возрасте прекрасно смотреть комедии Рязанова. Без вас он их не посмотрит, но, посмотрев вместе с вашими ремарками, он может что-то оценить, что раньше там не видел.

Обратный шаг к старому кино почти невозможен. Дети, которые посмотрели фильмы, снятые с современной скоростью, с современным сжатием, уже не смогут войти в поток прекрасного кино 50-х, 60-х, 70-х, 80-х.

Сформированный киновкус – это когда ребенок способен отличить, что здесь играют хорошо, а здесь играть совсем не умеют, роль отрепетирована плохо. Он может стать защитным барьером, чтобы потом хотя бы немножко фильтровать тот огромный поток видеоинформации, который будет валиться на ребенка в подростковом возрасте – хотя бы для себя он будет различать уровень режиссуры, актерской игры и уровень съемки.

Рассказывать не хочет – но можно научить

Часто ребенок к семи годам читает сам, ему уже не надо читать вслух. И родители прекращают прекрасную традицию совместного чтения. Именно в эти годы, от 8 до 12 лет, можно прочесть вместе, и посмеяться, и поплакать над серьезными произведениями, такими, как «Властелин колец», «Хроники Нарнии», красивыми мифами и преданиями, такими, как «Песня о Гайавате», романами Жюля Верна. Может быть, стоит прочесть Пушкина и избранные места Толстого. Это могут быть «Муми-тролли» или «Муфта, Полботинка и Моховая Борода», это могут быть прекрасные произведения Анне-Катарины Вестли.

С серьезной музыкой тоже хорошо бы ребенка знакомить, но не стоит навязывать сами вкусы, потому что в этом возрасте может родиться отвращение к классической музыке и церковному пению. А можно, наоборот, зародить интерес и привить вкус – тут вопрос дозированности, ненасилия и общения. «Давай попробуем 10 минут. Тебе нравится или нет?»

Также очень важно у ребенка в предпубертате формировать традиции повторяющегося, регулярного разговора. Например, ребенок пошел в школу, у него уже часть событий происходит без вас. Встречаете вы его – второклассника, третьеклассника: «Что было?» – «Все нормально». И часто родители думают: «Рассказывать не хочет, чего я лезть буду?»

Иногда ребенку нужно помочь научиться рассказать, тут очень здорово помогают дихотомические вопросы: «Было это или это?», «Вы сегодня спокойные были, или был какой-то инцидент?», «Ты играл один? Ты в телефоне играл в это или в это?» Или: «Девочки отдельно, мальчики отдельно или перемешиваетесь?» Эти вопросы постепенно выведут восьми-девятилетнего ребенка на какую-то возможность диалога.

Если у вас по-прежнему есть традиция говорить перед сном о событиях прошедшего дня, важно ее не утерять, потому что все трудности и размыкания общения в пубертате почти всегда (и в консультировании это очень видно) имеют предысторию в предподростковом периоде. Материки уже тогда начали расходиться: материк-мама и материк-ребенок уже начали друг от друга отдаляться, но тогда еще у взрослых была огромная возможность построения мостков и налаживания транспорта с этих самых материков. Хотя реально им нужно разойтись, они перестают быть Пангеей.

Вспомните себя в этом возрасте

Всегда очень помогают собственные воспоминания об этом возрасте. Если вы сомневаетесь, то попробуйте вспомнить свой второй, третий, четвертый класс. Может быть, сохранились дневники, или посмотрите фотографии и вспомните лучше, поговорите с друзьями того времени. Вспомните свои состояния и свои мысли по отношению к родителям, ведь обычно это очень серьезные мысли и очень глубокие вопросы, гораздо более взрослые, чем мы помним на уровне формальной памяти.

Часто ребенок в восемь-девять лет имеет серьезнейшие философские и религиозные вопросы, которые он уже не обращает ко взрослым, потому что «взрослые всегда заняты». Это вопросы о смерти, о боли, о социальном неравенстве, о деньгах – почему у вас больше денег или меньше, а у других по-другому? Эти вопросы возникают, когда он первый раз сталкивается с тем, что умирать могут нестарые люди от внезапной болезни или в катастрофах.

У ребенка в этом возрасте может появиться первая очень глубокая философская мысль. Я слышала от взрослых, при работе с воспоминаниями: «Я в тот момент представляла себе черную дыру». Или: «Пытался решить проблему ленты Мебиуса». Или: «Представлял себе бесконечность». Или: «Решал проблемы, а есть ли перевоплощения. Или Высоцкий неправильно спел?» Делится ли ребенок с вами такими глубокими размышлениями? Разговариваете вы с ним на эти темы?

Нельзя его просто взять, потрясти и сказать: «Ну, давай, что ты думаешь о жизни, любви и смерти?» Так не бывает, это всплывает в разговоре постепенно.

Плюс, конечно, именно предпубертат – это возраст, оптимальный для передачи семейных историй в адаптированном, упрощенном виде. Ребенок еще слышит родителей, ему еще это очень интересно, и он еще не сформировал своего взгляда. Очень часто мы не рассказываем сложных вещей, думая, что ребенок совсем маленький, а потом оказывается, что уже поздно, потому что ребенок сам все узнал из других источников и с другой подачей.

Это могут быть не какие-то уж особые секреты, может быть, это просто какие-то истории приобретения или потери богатства, романтические истории без подробностей, примеры того, что папа был не отличником, а троечником. Или рассказы о том, что мама в детстве имела тоже не суперотличные показатели. Тут надо думать, когда лучше рассказывать, потому что, скажем, ребенок до семи лет живет в сказочном мире, и все истории им воспринимаются, но больше как сказки, как сюжеты мифов.

Слушайте ребенка так, как слушали бы своего знакомого

Очень важно, что ребенок предподросткового возраста особенную тягу имеет к родителю своего пола. Девочки, как ни странно, более открыты маме, мальчики более открыты папе.

Принципиально важно – хотя бы два раза в неделю найти по полчаса на нефункциональное общение с ребенком.

Иногда хорошим выходом является какое-то занятие: скажем, в бассейн или на фехтование ребенок идет только с папой. Или в еженедельный поход на рынок идут только мальчики – это может быть любая вещь, не особенно высококультурная и высокобюджетная. Важно только, чтобы родители были с выключенными телефонами, изолированные от постоянно доступного интернет-пространства.

Девочки с мамой вроде бы и так все время – мама больше дома, девочки больше дома. Но тут стоит задать себе вопрос: происходит ли между вами общение как между человеком и человеком, а не как между мамой и дочкой? Слушаете ли вы хотя бы иногда ребенка так, как слушали бы своего знакомого? Именно в возрасте восьми-девяти лет у ребенка часто формируются ощущения, что его не слышат, что взрослым не интересны его дела, им не до него, взрослые очень заняты.

Взрослые реально очень заняты, сколько бы ни было детей, сколько бы ни было работы, все равно дела в доме найдутся. И тут нужны заповедные даже не часы, а 15-20 минут с выключенными планшетами и экранами, когда вы не разбиваете свое внимание, а вспоминаете: «Бац! У моего ребенка предпубертат. Осталось всего два-три года до того, как «Шаттл» выйдет на орбиту и станет мне не доступен для управления. Мало времени осталось на открытые каналы восприятия».

Источник: goragospodnya.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования